27 августа 2015 г.

Осознанность

Ни для кого не секрет, что повышение осознанности всегда, без исключений и гарантированно ведёт к одному — к увеличению боли (потому, хотя бы, что многократно возрастает чувствительность, необходимая для отслеживания незаметных и сложных процессов). Но, поскольку известная доктрина достаточно полна, увеличение боли в ней остроумно компенсируется отказом от желания избавляться от боли. Иначе говоря, боль нарастает, но это уже всё равно. Осознанность нужна и оставлена лишь ради своих побочных эффектов, для отказа от желаний. Во-первых, как обесценивающая желания интерпретация, во-вторых, как система раннего их обнаружения.

4 января 2015 г.

Saibi (Культ)

Интересно, что в этом сеттинге (отношений, надежд, эмоций и соплей в сахаре) герой-победитель обречён не из-за недостаточности, а из-за избыточности. Обречён потому, что мужчина, обладает волей, видит ясно и совершенно прав.

И не надо нам говорить, что герой преподносит это не в той форме. В фильме есть прозрачный намёк, что та форма существует исключительно как симулякр, навык социопатов и первый признак фальшивки, бессодержательности или же как полная подчинённость женскому (друг героя).

Основной посыл героя можно резюмировать так: не важен я, не важен ты, важно дело и то, чего оно ради. Плохо понимая про его дело соплеменники слышат лишь оскорбление ты не важен, и от кого? От того, кто не важен сам, другими словами, они лишены возможности подчиниться авторитету. Герой всем лишь мешает, но ненавидят его не за это, не за оскорбление, а ровно за одно: когда кто-то сталкивается с героем или его проявлениями, это обладает автоматической способностью разрушать иллюзии, о чём герой часто и не подозревает. В меру благожелательно к герою относится лишь один человек, его друг, который сознательно перешёл на сторону иллюзии именно как иллюзии, так что в его случае разрушать невозможно.

Мы считаем не продуктивным рассматривать сюжет литерально, отталкиваясь от типажа некого корейского пейзанина с его характерными особенностями, а рассматриваем его как аллегорию человеческой жизни. Не всякой человеческой, но по-прежнему человеческой.

Трейлер: