29 июня 2003 г.

Нагльфар

войско великанов прибудет на корабле из ногтей мертвецов

20 июня 2003 г.

Набросок сюжета

Сущность Спасителя, желая привести к уничтожению все живые существа, в положенное ей время решает воплотиться. Бог смерти, Мара, недоволен этой помехой, грозящей продолжению его деятельности (умирать будет некому). ... Мара нашёптывает радже, отцу Спасителя, чтобы тот содержал сына в праздности и довольстве, не привлекая к делам управления и войны. ... Спаситель не осуществляет долг кшатрия, и Маре достаточно демонстрации нескольких контрастирующих объектов ("четыре зрелища"), чтобы сбить Спасителя на размышления, приличествующие лишь брахману. Спаситель покидает родной дом. Первая победа Мары - Спаситель не сделался воителем Калки или князем мира, обладающим могуществом всех уничтожить. ... Вторая победа Мары - он внушает Спасителю, что закономерная неудача, постигшая его (кшатрия) на пути 6-летней суровой брахманической аскезы (не в свои сани не садись), - это просветление. ... Мара поочерёдно является Спасителю в истинных образах, намекающих на возможные способы продолжения работы Спасителя, прекрасно зная, что из упрямства он отвергнет их все. Окончательная победа Мары: всего лишь через несколько десятков лет Спаситель умирает от дизентерии и даже его искажённый до неузнаваемости посыл превращается в охотно подхваченный людьми фарс.

7 июня 2003 г.

Kite версии Directors Cut

Чем-то напоминает Fudoh.

Хорошо, что девочку и мальчика убийц в конце убили. Поучительно - они нечто возомнили о себе, о своей исключительности, о незаменимости, предали свое предназначение, и вот они - становятся никем и ничем, среднестатистическими мишенями, которым нет счета.

2 июня 2003 г.

О характере деяния

Навряд ли деяние должно или может быть чисто деструктивной и тотальной отменой. За таковым по-видимости деянием скрывается всегда нечто упущенное, злонамеренно избежавшее контроля. Деяние должно быть деструктивной метаморфозой, переплавкой без утери малейшего кусочка прежнего материала или уплотнением. Приближение к этому идеалу иногда даёт нам Лавкрафт, описывая своё наблюдение за Иным, или сцены в конце Begotten.