4 января 2015 г.

Saibi (Культ)

Интересно, что в этом сеттинге (отношений, надежд, эмоций и соплей в сахаре) герой-победитель обречён не из-за недостаточности, а из-за избыточности. Обречён потому, что мужчина, обладает волей, видит ясно и совершенно прав.

И не надо нам говорить, что герой преподносит это не в той форме. В фильме есть прозрачный намёк, что та форма существует исключительно как симулякр, навык социопатов и первый признак фальшивки, бессодержательности или же как полная подчинённость женскому (друг героя).

Основной посыл героя можно резюмировать так: не важен я, не важен ты, важно дело и то, чего оно ради. Плохо понимая про его дело соплеменники слышат лишь оскорбление ты не важен, и от кого? От того, кто не важен сам, другими словами, они лишены возможности подчиниться авторитету. Герой всем лишь мешает, но ненавидят его не за это, не за оскорбление, а ровно за одно: сталкиваясь с кем-то он обладает автоматической способностью разрушать его иллюзии. В меру благожелательно к герою относится лишь один человек, его друг, который сознательно перешёл на сторону иллюзии именно как иллюзии, так что в его случае разрушать невозможно.

Мы считаем не продуктивным рассматривать сюжет литерально, отталкиваясь от типажа некого корейского пейзанина с его характерными особенностями, а рассматриваем его как аллегорию человеческой жизни. Не всякой человеческой, но по-прежнему человеческой.

Трейлер:

27 июля 2014 г.

Встреча в горах с алкоголиком

Поскольку, поприветствовав нас, он забыл добавить Ваше превосходительство, мы отправились дальше, задержавшись лишь на несколько минут, чтобы насладиться зрелищем живой статуи.

Тут необходимы некоторые пояснения. Возьмём алкоголика на стадии абстинентного синдрома. Чтобы чем-нибудь законно поживиться, прежде всего нужно войти в доверие, поэтому алкоголики имеют обыкновение протягивать руку для приветствия. Если пауза затягивается, алкоголик с протянутой рукой превращается в живую статую, достойную отдельного развёрнутого описания.

Одетый в блёклый свитер и джинсы, седеющий, плохо выбритый, со сморщенным лицом, он сразу заприметил, что мы присели отдохнуть, и направился прямиком к нам, поздоровавшись и протянув руку для более располагающего приветствия. Который раз одно и то же, мелькнула мысль, и мы немедленно воспользовались ситуацией. Стоит заметить, что такая фигура натянутого дружелюбия обычно чуть покачивается из-за проблем с балансом, своей динамикой ненавязчиво напоминая, что вы внутри инсталляции, а не смотрите со стороны на музейную статую. Надежда получить средства или сам алкоголь манит за собой, в предвкушении все кожные поры алкоголика источают желудочный сок пополам со слюной, словно слизь жадной похотливой вагины. Затаённая агрессия во взгляде и оскаленные несколько зубов в подобии улыбки говорят нам, что это, к тому же, аллегория vagina dentata. Вагина! Не будь этой спонтанной ассоциации, алкоголик с грязной, загорелой от труда на открытом воздухе кожей показался бы нам, вероятно, только очень противным и больше ничего. Но вагина? В этой манифестации нам почудилось что-то страшное, загадочное, даже как будто волшебное!

Чудесное зрелище удалось продлить ещё на несколько минут, медленно подняв руку. Увидеть разгорающийся огонь в глазных щелях и, смахнув несуществующую пылинку с одежды для завершения жеста, повернувшись, уйти. Поверьте, лучше не оборачиваясь. Вы не насладитесь трагическим финалом крушения всех надежд, это было бы слишком хорошо для этой реальности. Алкоголик натренирован, и отвержение его не фрустрирует — он о нём тут же забывает, возвращаясь вновь на свой круг поиска.

21 апреля 2014 г.

Победа над злом

Победить зло можно только ещё большим злом. Это напрямую следует из описания механизма жертвенного кризиса у Жирара, если сделать допущение зло = насилие в широком смысле. Если вы считаете, что побеждаете зло чем-то ещё, тут два варианта. Либо вы не видите, в чём новое побеждающее зло, либо зло само развалилось от старости (такое бывает, конец локального цикла). Не зря пары дуальностей монструозны. Скажем, теллурократия и талассократия изображаются как Бегемот и Левиафан, то есть, оба — чудовища, и хуже тот, кто здесь и сейчас побеждает. Всё интересное миноритарно и оттого вытеснено на периферию. В оптике двух упомянутых — в Римланд, где смешение рождает непредсказуемые комбинации.

Вывод: зло не надо побеждать, с ним надо сосуществовать. Не в режиме всепрощения — борьба возможна, но не должна быть слишком эффективной. При правильном соотношении сил и дистанции борьба — это своего рода эротическая игра, а вот победитель обречён делать ещё хуже. Эффективность, особенно массовая, из-за особенностей нынешнего мiроустройства губит любую хорошую идею. Скажем, в конце 90-х Дугин был довольно симпатичен, пока не начал побеждать зло. Та же идея и у Миикэ в Dead or Alive, где шеф полиции, делающий на крыше флейты, пытается объяснить герою, почему нельзя слишком усердствовать в борьбе со злом. Зло не так плохо, пока есть равновесие.


28 марта 2014 г.

Внутренний двигатель для развития ИТ — это лень

Интервью журналу БИТ. Восстановлено удалённое цензурой.

— Как вы относитесь к ужесточению законодательства в отношении Интернета?

— Важно не то, как я к этому отношусь, — я перестал удивляться чему-либо с момента принятия ФЗ О защите детей от информации, — а то, чего желает наше общество в целом. Куда оно стремится? Как именно уточняется общественный договор?

… читать дальше ⇒